Рубрика «Вызов природе»

Через три моря – 2

Украинский мореплаватель Денис Щербина в прошлый четверг вернулся на родину. Но история не закончилась. В следующем году он собирается повторить свой поход, но только на этот раз довести его до конца.

Очень скоро на “Обществе фронтира” появится рассказ Дениса о его путешествии и дальнейших планах. Информация из первых рук.

Следите на анонсами.

P.S.

Забавно наблюдать, сколько помощников и “спасителей” появилось у Дениса в последнее время. Даже известные актёры с экрана телевизора  заявляют, что “сделают всё возможное” для возвращения Дениса на родину.  И где же все они были раньше, интересно?

P.S.S.

Как Денис вернулся на родину: http://kp.ua/daily/281210/260264/.

Через три моря

denis-way

Карта из статьи в КП

Сегодня я хочу рассказать об истории, которая происходит прямо сейчас. Более того, её главным героем является наш соотечественник, украинский путешественник Денис Щербина.

Для меня история началась с заметки в “Комсомольской правде” (http://kp.ua/daily/151210/258142/) и с рассказа брата, журналиста этой газеты.

Статья, конечно, абсолютно позорная. Написанная с нескрываемым презрением к смелости, силе и “жажде дороги” – качествам, благодаря которым человечество смогло выползти из пещер и взглянуть на звёзды.

Если отбросить весь маразм газетной статьи то в сухом остатке будет следующее: человек в одиночку, на самодельном плавсредстве пересёк три моря. При этом за ним не следило полмира, готовые в любой момент прийти на помощь. Я горд, что такие люди всё ещё есть.

Денису, пожалуй, не повезло только в одном – он украинец. Будь он скандинавом или немцем, о его подвигах знал бы весь мир. Удел же граждан экс-СССР – ишачить на заработках в Португалии и Польше, а не покорять моря.

История ещё не закончилась. Мой брат, журналист КП, попытался освободить Дениса через консульство. Понятно, что никакого результата это не принесло. Тогда в редакции КП собрали кое какие деньги, частично помогли мои друзья, и сегодня он улетел в Египет выкупать Дениса из плена. Если всё будет хорошо, то в четверг они вернутся в Украину.

А девушка Таня существует на самом деле. Она известный дайвер, путешествует по всему миру. Завтра она тоже должна прилететь в Египет.

Надеюсь, конец этой истории будет счастливым.

Достижение Северного полюса – детектив XX века

spol-piri-kuk-map

Как это ни покажется странным, долгое время даже в серьезных справочниках можно было встретить противоречивые утверждения о том, кто первым достиг Северного полюса: Фредерик Кук или Роберт Пири. Почему возникло это противоречие, разрешить которое удалось только благодаря последним достижениям науки – исследовательским разработкам отечественных и международных дрейфующих станций, а также фотографиям из космоса, – рассказывает Владислав Сергеевич Корякин. Он – полярник. Свою деятельность в Арктике начал по программе Международного геофизического года (1957-1959). Участник многих полярных экспедиций, он семь раз посетил Новую Землю (включая две зимовки), одиннадцать – Шпицберген. Зимовал в Антарктиде, плавал по Северному морскому пути. Преподает в Поморском государственном университете (г. Архангельск).

На карте изображены маршруты к полюсу Ф. Кука (сплошная линия) и Р. Пири (пунктир).

Гений и злодейство – действительно несовместимые вещи, и не только в искусстве. Как свидетельствует жизнь, и в научно-исследовательской работе нравственные качества человека могут определять степень достоверности совершенного открытия. Самый показательный тому пример беру из сферы близкой и хорошо известной мне – открытие Северного полюса. Казалось бы, что может быть более бесспорным, чем пройденный до заветной точки на земном шаре маршрут?! Оказывается, может, если целью становится не Истина, а самолюбивые устремления. 

1 сентября 1909 года из Леруика (Шетландские острова) в адрес владельца газеты “Нью-Йорк геральд” Гордона Беннетта поступила телеграмма: “21 апреля 1908 года достиг Северного полюса… Текст 2000 слов оставлен у датского консула. Стоимость 3000 долларов. Если согласны – обращайтесь. Кук”. Ответ гласил: “Никогда не получал столь приятного известия всего за три тысячи”. Неделю спустя другой американец, Роберт Пири также объявил о достижении полюса, дополнив сообщение более чем странным заявлением: “Не принимайте всерьез заявку Кука. Его эскимосы говорят, что он не удалялся далеко от материка, подтверждают их соплеменники”. 

Десятилетиями на страницах научных и популярных изданий, то разгораясь, то затихая, продолжалась дискуссия: кто из двух исследователей достиг полюса первым? Предсказать исход этого спора было практически невозможно из-за отсутствия необходимых источников. Реальные доказательства в пользу того или другого претендента появиться быстро не могли. Пресса тему первенства эксплуатировала как могла. Но наиболее компетентные полярники того времени не спешили выступать в роли судей.

Наш рассказ об участниках драматического конфликта начнем с Пири.

Продолжить чтение

Зов капитана Гаттераса

uemura-mapЗачем кому-то надо взбираться на высочайшую гору мира Джомолунгму, или на самые высокие горы Северной и Южной Америки Мак-Кинли и Аконкагуа, или на африканскую Килиманджаро, или на европейский великан Монблан? Зачем пересекать с севера на юг ледяные просторы Гренландии? Зачем упорно стремиться — да еще в одиночку — к Северному полюсу? Ведь любое из этих предприятий неминуемо связано с опасностями, нечеловеческими усилиями, муками душевными и страданиями физическими. Любое ставит условием риск для жизни.

Для тех, кто взбирается на головокружительные кручи, пересекает мертвые пустыни или безжизненные льды, пускается в одиночные океанские плавания, лишен смысла сам вопрос «зачем?». Некоторые не отвечают на него вовсе, некоторые все же поясняют, как это сделал японский путешественник Наоми Уэмура: «Непокорная природа бросает нам всем вызов. Я расцениваю это как вызов лично мне».

Перечень высочайших вершин приведен здесь не напрасно: это горы, которые Уэмура поочередно покорил, готовясь к своей Главной Цели. Того же ради он проплыл шестьсот километров по коварным водам Амазонки, осваивая надувную лодку — спасательное средство. В одиночку прошел пешком по Японским островам с крайнего севера на крайний юг: поход в три тысячи километров занял у него пятьдесят два дня. Год прожил среди гренландских эскимосов, постигая законы Севера, искусство езды на нартах и премудрости «языка», на котором погонщики объясняются с ездовыми собаками. Наконец, совершил на собачьей упряжке — опять-таки в одиночку — сложнейшее путешествие в двенадцать тысяч километров из Гренландии па Аляску, потратив на это восемнадцать месяцев. Поход в канадском Заполярье завершился летом 1976 года. В перспективе вставала, обрастая уже конкретными планами, Главная Цель: Северный полюс.

Продолжить чтение

Олег Куваев – рассказчик последней территории

Примерно полгода назад мне в руки попал старый советский фильм “Идущие за горизонт”. Удивительно дело, но фильм оказался настолько “близким”, настолько “своим”, что я даже не сумел посмотреть его до конца с первого раза. Слишком глубоко он меня задел, слишком сильно и остро заставил чувствовать и переживать вместе с главным героем . С этого момента  началось моё знакомство с замечательным писателем, учёным, романтиком, настоящим человеком фронтира – Олегом Михайловичем Куваевым. Чьё имя сейчас, к сожалению, почти полностью забыто.  Надеюсь, скоро я напишу свою статью об Олеге Михайловиче,  пока что выкладываю найденную на просторах интернета.

1. Русская геополитика — стратегия освоения

В 1915 г., во время Первой мировой войны, в Петрограде была опубликована книга известного русского ученого-географа В.П. Семенова-Тян-Шанского «О могущественном территориальном владении применительно к России. Очерк по политической географии». Среди многих интересных положений, обоснованных ученым и воспринимаемых сейчас в качестве классических идей русской геополитики, есть одна чрезвычайно конкретная — это необходимость создания в России культурно-экономических колонизационных баз. Такие базы определят прочность территории страны, ее более или менее равномерное заселение и культурно-экономическое развитие. Воплощая эту идею в жизнь, никто в СССР не называл ее геополитической — сначала это было «индустриализацией», а затем «развитием народного хозяйства». В любом школьном атласе по экономической географии СССР существует карта «Основные стройки …той пятилетки». Часть из них — огромные территории, освоение которых и есть создание семеновской культурно-экономической базы.

Освоение территории — великое дело, у которого есть рассказчики. В одних местах так: есть много рассказчиков, но нет одного, главного. Много, например, писали о Колыме — Е.К. Устиев, Б.И. Вронский, В.Т. Шаламов и др., но одного, самого-самого, выделить не удается. У других территорий есть. У Дальнего Востока — В.К. Арсеньев, у Восточной Сибири — Г.A. Федосеев, у Хибин — А.Е. Ферсман, у Плещеева озера — М.М. Пришвин… И у самой восточной части страны, Чукотки, позже всех изученной в геологическом и географическом отношении, такой рассказчик есть. Это Олег Михайлович Куваев (1934—1975). Четверть века, прошедшая после его смерти, не только не стерла память о нем, но, наоборот, связала его напрямую с Чукоткой, с геологией, с последними героическими маршрутами — на собаках, утлых лодках, на своих двоих; с чукотским золотом, тундрой, горами, с великим советским прошлым. С тем временем, когда это было надо, потому что государство жестко требовало результатов, и выдерживали только сильные люди: так появлялись личности и рождались легенды.

Продолжить чтение