Пропавшая экспедиция или по следам Джона Франклина. Часть первая.

На публикацию этого поста меня сподвигло прочтение чрезвычайно увлекательной книги Дена Симмонса (того самого, автора Гиперионов) “Террор”. Вдвойне интереснее стало, когда я узнал, что все персонажи книги – реально существовавшие люди, описываемая экспедиция действительно имела место, т.е художественным вымыслом является только то, что касается непосредственно гибели экспедиции во льдах. Но так как подробности трагедии неизвестны, то и эту часть можно называть не вымыслом, а гипотезой, изложенной в высокохудожественном стиле.

Я уже выкладывал раньше немало материалов, касающихся исследований Арктики.  Сейчас, когда на улице стоит изнуряющая жара, самое время продолжить эту интереснейшую тему. Текст ниже не мой. И хотя я по возможности стараюсь избегать прямых перепостов, чтобы не увеличивать уровень энтропии в инете, в данном случае решил сделать исключение. Так как текст хороший, полный и добавить мне к нему нечего.

terror-franklin-deadВ романе Жюля Верна “Дети капитана Гранта” руководители британского Адмиралтейства отказались организовать спасательную экспедицию, ссылаясь на значительные расходы по поиску экспедиции Франклина. В этом не было преувеличения. Только официальные поиски Франклина продолжались 6 лет и обошлись в 4 миллиона долларов. Что же заставило английских моряков в течение многих лет упорно пересекать безлюдные пространства в надежде найти хоть какие-то следы пропавшего капитана?

Объяснение повышенному интересу к судьбе Джона Франклина (1786-1847) заключалось в цели его экспедиции, которая должна была открыть новый короткий путь в Тихий океан, который на протяжении нескольких веков называли Северо-Западным проходом. Путь вокруг Северной Америки сулил большие барыши от торговли с Японией и Китаем. Но его еще предстояло найти. Опыт русских экспедиций XVIII века показал, что полярные просторы иногда легче преодолеть на санях, чем на борту корабля. Оставалась надежда, что полярные воды у берегов Северной Америки бывают свободными ото льда.

Первые походы английских и французских мореплавателей к Северной Америке позволили открыть огромные пространства суши, полностью закрывавшие проход на запад. Чтобы обойти это непреодолимое препятствие, корабли уходили все дальше на север, скорее по интуиции расчитывая найти край этих нескончаемых берегов. В 1576 году Мартину Фробишеру добравшемуся до Баффиновой Земли показалось, что он уже проник в желанный пролив, оказавшийся всего лишь заливом, носящим теперь имя первооткрывателя.

Зато позже Фробишеру удалось найти самый настоящий пролив, названный Ошибочным (Mistaken). В 1610 году Генри Гудзон (он же – Хадсон), войдя в этот “неправильный” пролив, сумел пройти вокруг полуострова Лабрадор на запад и попал в огромное водное пространство, оказавшееся на самом деле большим заливом. В благодарность за великое открытие взбунтовавшаяся команда высадила Гудзона посреди этого залива, а потомки назвали этот залив Гудзоновым.

Следующий шаг был сделан знаменитым мореплавателем Уильямом Баффином. Он убедился, что гигантский Гудзонов залив был тупиковым. Зато Баффину удалось в 1616 году пройти довольно далеко на север и нанести на карту новый водоем, который теперь называют Баффиновым морем или Баффиновым заливом. Благодаря теплому лету английский мореплаватель смог довольно точно определить основные проливы, соединяющие открытое им море с другими. Среди этих проливов был и пролив Ланкастер, через который можно было проникнуть к еще неизвестному европейцам Беринговому проливу. Подступы к Северо-Западному проходу были открыты, но картографы не поверили сообщениям Баффина и даже убрали с карт открытое им море.

В 1631-1632 годах две экспедиции под руководством Томаса Джеймса и Люка Фокса пытались найти проход на запад из Гудзонова залива. Обойдя открытый Гудзоном водоем, они убедились, что Северо-Западным проходом тут не пахнет. На этом попытки проникновения в Китай через арктические моря были прекращены до конца XVIII века. Но и позже такой выдающийся мореплаватель, как Кук, пытавшийся пройти к берегам Канады со стороны Берингова пролива, не смог в 1776 году продвинуться существенно дальше своих предшественников.

Серьезный прорыв на северо-запад был совершен в 1789 году Макензи, который прошел по реке, получившей его имя, до самого моря. Таким образом, он оказался намного западнее тех проливов, которые безуспешно искали Гудзон и Баффин. Успех Макензи однако не решал проблемы морского сообщения с устьем открытой им реки. А морякам стало не до поиска новых маршрутов. Они почти двадцать лет воевали за обеспечение безопасности уже существовавших торговых путей.

В 1818 году поиски Северо-Западного прохода возобновились. Большую роль в организации этих экспедиций сыграла поддержка второго лорда Адмиралтейства Джона Барроу (1764-1848). Британским морякам снова выпала дальняя дорога с большими хлопотами. Вскоре Джон Росс сумел повторить успех Уильяма Баффина, обойдя берега открытого 200 лет назад моря. В числе прочего был вновь обнаружен пролив Ланкастер, который Росс принял за залив (Lancaster Sound). В 1819-1820 годах другой английский исследователь Арктики Уильям Парри не только доказал, что залив Ланкастер на самом деле является проливом, но и нашел два других пролива (Барроу и Вайкаунт Мелвилл, т.е. Виконта Мелвилла), открывающих дорогу на запад. Стало ясно, что поиски Северо-Западного прохода нужно продолжать. Для преодоления всех трудностей арктических походов требовались опытные и решительные люди. Одним из таких капитанов стал Джон Франклин. Чему-чему, а жизненным невзгодам он учился противостоять c детства.

Девятому сыну многодетного лавочника Джону Франклину, казалось, судьба не могла предложить никакой перспективы, кроме постоянной борьбы с нуждой. Отец это понимал и, когда его отпрыску стукнуло 14, перепоручил дальнейшее воспитание британскому флоту. Как оказалось впоследствии, это было правильным решением. И почти сразу юнга был вовлечен в водоворот событий, имевших европейское значение. В 1801 году он был свидетелем бомбардировки Копенгагена, в 19 лет участвовал в Трафальгарском сражении, а затем в битве при Новом Орлеане. Очень рано Франклин получил опыт дальних плаваний, участвуя в походе к берегам Австралии под командой своего дяди Мэтью Флиндерса (Matthew Flinders).

Насыщенная событиями служба позволила Франклину стать офицером и, главное, ему доверили командовать судном “Трент” в полярной экспедиции. Начал он, впрочем, с поисков не Северо-Западного, а Северо-Восточного прохода, ныне известного как Северный морской путь. Цель этой экспедиции под командованием Дэвида Бьюкена (Бучан, Buchan) заключалась в поисках прохода во льдах от Шпицбергена к Берингову проливу. В ходе экспедиции британские суда достигли 80°34′ с.ш., но дальше продвинуться помешали льды.

Приобретя необходимый опыт, Франклин взялся за сухопутные исследования северного побережья Канады. На берегу он, с одной стороны, не зависел от капризов ледовой обстановки, а с другой – был обречен на медленные переходы с меньшим запасом продовольствия. В сентябре 1819 года Франклин выступил на север из поселка Йорк-Фактори, расположенного на берегу Гудзонова залива. Следующие три года капитан командовал преимущественно лодками и санями, на которых ему удалось преодолеть огромные малонаселенные пространства Северной Канады. В течение почти трех лет Франклин со своими спутниками прошел более восьми тысяч километров, нанес на карту многие неизвестные и малоизвестные реки и озера. Экспедиция описала реку Коппермайн и залив Коронейшн, оказавшись западнее тех мест, где вынуждены были остановиться корабли Баффина, Росса и Парри.

К 1822 году экспедиция Франклина едва не погибла. Из-за нехватки продовольствия от голода и цинги умерли десять человек. Только в последний момент Франклин получил необходимые продукты и смог добраться до поселка Йорк-Фактори. На родине участников экспедиции ждала заслуженная слава. В газетах о Франклине писали, как о “человеке, который съел свои сапоги”. В этой оценке была и ирония и признание упорства в достижении цели.

Популярность героя-полярника была настолько велика, что найти себе пару ему не составило труда. В 1823 году он женился на поэтессе Элеоноре Порден (Eleanor Anne Porden). Брак закончился так же быстро, как и начался. Через два года Элеонора умерла от чахотки. В этом же 1825 году Франклин снова отправился в Канаду.

Вторая экспедиция на Северо-Запад была лучше подготовлена. Была четко обозначена задача по обследованию побережья в районе устья реки Макензи до границы с Аляской (Русской Америкой). Франклин сначала повторил уже известный маршрут, спустившись на четырёх парусных шлюпках до устья Макензи. На побережье Северного Ледовитого океана экспедиция разделилась на две группы. Одна партия под командованием Франклина двинулась в сторону Аляски, а другая под командованием Ричардсона пошла на восток, чтобы выйти к уже обследованной реке Коппермайн. Оба маршрута были пройдены успешно. К 1827 году берег Северной Америки между 109°25′ и 148°52′ западной долготы был нанесен на карту.

terror-franklin-1Джон Франклин вернулся в Англию триумфатором. Он снова был в центре внимания соотечественников. В 1828 (1829?) году король Георг IV посвятил полярного исследователя в рыцари. В этом же году Джон Франклин женился на Джейн Гриффин, подруге своей первой жены. Семейная жизнь заслуженного британца протекала в обычном для моряка стиле. В 1830 году Франклин отправился на фрегате “Радуга” (“Rainbow”) в Средиземное море с “миротворческой миссией”. На этот раз он находился в пределах досягаемости, и леди Джейн могла встречаться с мужем во время стоянок в Европе, Сирии и Северной Африке. После трехлетних походов по Средиземному морю капитан Франклин вернулся на родину, где в 1836 году получил новое назначение.

На этот раз специалиста по Арктике отправили в совершенно противоположную сторону. Джон Франклин был назначен губернатором Ван-Дименовой земли или, говоря современным языком, Тасмании. Новую должность можно было считать повышением, поскольку положение губернатора (лейтенант-губернатора) было выше, чем место на капитанском мостике. Но с другой стороны, управление дальним островом сводилось к содержанию каторжной колонии. Фактически Франклин оказался в положении начальника своеобразного Тасманлага.

Как и положено добросовестному капитану, он старался держать своих подопечных в строгости, но не обременяя непосильным трудом. Джейн Франклин как могла поддерживала мужа, оказывая помощь нуждающимся жителям Тасмании. На коренных жителях острова эти заботы, видимо, не сказались, поскольку уже через 30 лет от них не осталось и следа. Отношения с начальством из Министерства колоний (Colonial Office) у тасманийского губернатора складывались непросто. Немало крови Франклину попортил колониальный чиновник по фамилии Монтегю (John Montagu), настрочивший в Лондон кучу кляуз, опровержение которых требовало много сил и нервов.

Бюрократические дрязги выглядели особенно ничтожными, когда в столицу Тасмании Хобарт заходили корабли, совершавшие дальние плавания, дразня бывшего капитана заманчивыми походами. Среди этих редких гостей в августе 1840 года в Хобарт зашли корабли “Эребус” и “Террор” британской антарктической экспедиции под командованием Джеймса Росса (племянника Джона Росса). У Франклина беседа с Россом, который участвовал в поисках Северо-Западного прохода и достиг северного магнитного полюса, наверняка вызвала воспоминания об экспедициях 1820-х годов. Провожая корабли Росса губернатор даже не подозревал, что ему придется вернуться на капитанский мостик именно на “Эребусе”.

Между тем время уходило. Франклин приближался к шестидесятилетнему рубежу, за которым его ждала почетная отставка или необременительная служба в лондонском кабинете. В 1843 году его отозвали в Лондон. Франклин покинул Тасманию, где в память о нем была названа река, город и площадь в Хобарте, на которой был установлен памятник бывшему губернатору.

Казалось бы, после службы на окраинах Британской империи, должно было последовать назначение на родине. Но Адмиралтейство нашло для старого капитана новое дело. После довольно успешной экспедиции Росса руководители британского флота почему-то решили, что теперь накоплен достаточный опыт, чтобы преодолеть льды Северо-Западного прохода. И тут очень кстати в Лондоне оказался человек, хорошо знакомый с северными районами Канады. Идея новой экспедиции была охотно поддержана Франклином, который расчитывал восстановить репутацию, пошатнувшуюся в канцелярских склоках.

В декабре 1844 года проект новой полярной экспедиции был готов, а 7 февраля 1845 года Франклин был уже официально назначен ее руководителем. Для дальнего похода решили использовать уже проверенные корабли Джеймса Росса (сам Росс под давлением жены от участия в экспедиции отказался). С учетом новых требований “Эребус” и “Террор” были переоборудованы. На них были установлены паровые машины и система отопления, позволявшая сохранять приемлемую температуру в жилых помещениях. Была придумана специальная система, защищавшая винты и руль от механических повреждений. В ходе плавания следовало испытать новейшую резиновую надувную лодку. Благодаря усилиям Джейн Франклин на кораблях была собрана крупнейшая судовая библиотека, насчитывавшая 1200 (2000?) томов.

Хуже был решен вопрос с продовольствием. Его запасов должно было хватить на три года (пять лет?) плавания. Но Франклин допустил серьезную ошибку, погрузив вместе с обычными мукой, сухарями и солониной 8 тысяч банок овощных и мясных консервов весом от 1 до 8 фунтов. Консервированные продукты были приготовлены по патенту Стефена Голднера. В 1852 году проведенная Адмиралтейством проверка показала, что из 2640 десятифунтовых банок этой же фирмы пригодными для употребления были только 420. К сожалению, Франклину это открытие пришлось сделать уже в Арктике. В начале же 1845 года ничто не предвещало опасности.

Команды “Эребуса” и “Террора” были укомплектованы преимущественно англичанами, многие из которых имели опыт плавания во льдах. Всего в экспедиции участвовали 134 человека (24 офицера). “Эребусом”, на котором находился Джон Франклин, командовал Джеймс Фицджеймс, а “Террором” – Фрэнсис Крозье (Francis Rawdon Moira Crozier), уже командовавший этим судном во время антарктической экспедиции.

5 мая 1845 года руководителю экспедиции вручили инструкции Адмиралтейства, а утром 19 мая “Эребус” и “Террор” покинули берега Англии. После короткой остановки в Абердине суда Франклина двинулись к берегам Гренландии в сопровождении корабля “Раттлер” и транспорта “Барретто Джуниор”. Настроение участников экспедиции было бодрым. Франклин надеялся уже в следующем году достигнуть Берингова пролива. В его последнем донесении говорилось: “Мы уверены в успехе. Следующая остановка в Гонконге в Китае”. Такими же оптимистичными были и письма других членов экспедиции, доставленные в Англию. У берегов Гренландии пришлось отправить назад пять заболевших моряков. Остальные были готовы идти на запад.

26 июля 1845 года “Эребус” и “Террор” попались на глаза капитану китобойного судна “Принц Уэльский” Даннетту в бухте Мелвилла у берегов Гренландии. Это был последний европеец, видевший корабли Франклина. После того, как сообщение Даннетта было 29 октября 1845 года передано в Адмиралтейство, никаких сведений об экспедиции больше не поступало. Молчание никого особенно не беспокоило, как не беспокоят сейчас кратковременные перерывы в связи с космическими кораблями при входе в атмосферу. Раньше будущего года никаких известий от Франклина не ждали.

1846 год новых сведений об экспедиции не принес. Это уже немного тревожило, но случай зимовки во льдах был вполне прогнозируем. Но когда Франклин не дал о себе знать в 1847 году, это уже обеспокоило не только родственников, но и бывалых полярников. Первым заговорил о необходимости поисков Франклина Джеймс Росс. Он не без основания предположил, что запасы продовольствия на борту “Эребуса” и “Террора” подходят к концу.

Не менее активно била тревогу Джейн Франклин. Супругу капитана, кроме трезвых расчетов беспокоило давнее происшествие, когда она по ошибке вместо пледа набросила на мужа флаг. Франклин тогда флегматично заметил, что флагом накрывают только покойников. Другая бы забыла об этом эпизоде, но леди Джейн вспоминала о нем всю оставшуюся жизнь. Кроме мистических предзнаменований, она сообщила Адмиралтейству, что муж говорил о возможности зимовки в районе Грейт-Фиш ривер. Но опытным морякам трудно было поверить, что “Эребус” и “Террор” окажутся в стороне от основных проливов, ведущих на запад.

На принятие решения о начале поисков Адмиралтейство потратило не менее полугода. К сожалению, в Арктике продолжительность судоходства во многих местах ограничивается несколькими месяцами (и то не каждый год), и опоздание на месяц оборачивается потерей года. В марте 1848 года Адмиралтейство назначило награду в 20 тысяч фунтов за спасение экспедиции Франклина. 3 тысячи фунтов на поиски добавила от себя супруга капитана леди Джейн.

В мае 1848 года на поиски Франклина отправились корабли “Инвестигэйтор” и “Энтерпрайз” под командованием Джеймса Росса. К осени спасатели сами оказались в сложном положении, застряв во льдах пролива Ланкастер. Зиму 1848-1849 годов спасатели провели в районе Порт Леопольд (никакого порта там на самом деле не было). Весной 1849 года Джеймс Росс и офицер флота Фрэнсис Мак-Клинток попробовали на санях обследовать северный берег острова Сомерсет Через пролив Пил они разглядели восточный берег острова Принца Уэльского, но дальше продвинуться не смогли. Экспедиция Росса вернулась в Англию в ноябре 1849 года с пустыми руками. Некоторые исследователи считают, что реальной целью этой экспедиции были не поиски Франклина, а очередная попытка покорения Северо-Западного прохода.

Несколько раньше кораблей Росса в 1847 году у входа в пролив Ланкастер появилось китобойное судно “Сент Эндрю” под командованием Уильяма Пенни. Пройти через забитый льдом пролив китобои не смогли. Через два года Пенни вновь попытался на судне “Эдвайс” (“Advice”) одновременно с промыслом, заняться поисками Франклина и снова потерпел неудачу.

В связи с плаванием Росса в 1849 году к берегам Гренландии было направлено судно “Норт Стар” под командованием лейтенанта Джеймса Сондерса (Saunders). Новая экспедиция оставила после себя новые карты, рисунки и даже акварели, но ничего не добавила к сведениям о судьбе Франклина.

Наиболее масштабные поисковые операции были проведены в 1850 году. Кроме задержавшегося на севере судна “Норт Стар”, туда прибыла экспедиция под командованием Горацио Остина и Эразмуса Омманни (Erasmus Ommanney), в составе которой были четыре корабля: “Резолют”, “Ассистенс”, “Интрепид” и “Пионер”. Чуть позже к Омманни присоединилось судно “Феликс” под командованием знаменитого полярника контр-адмирала Джона Росса. Снова отправился на поиски Франклина и китобой Уильям Пенни на судах “Леди Франклин” и “София”. К британским экспедициям присоединились и два американских корабля “Эдванс” лейтенанта Де Хейвена и “Рескью” лейтенанта Гриффина.

Результаты предыдущих поисков не могли удовлетворить ни Адмиралтейство ни родственников пропавших без вести моряков. Разочаровавшись в официальных экспедициях, Джейн Франклин снарядила свою собственную на 90-тонном судне “Принц Альберт”. Руководителем этой экспедиции был назначен Чарльз Форсайт. 5 июня 1850 года “Принц Альберт” покинул Абердин. Однако не имевший опыта плавания в Арктике Форсайт не смог продвинуться дальше пролива Веллингтон и 1 октября вернулся в Англию. Джейн Франклин получила от своей экспедиции только кусок брезента и обрывок каната неизвестного происхождения.

Но именно в тот момент, когда экспедиция Форсайта покинула арктические воды, на восточном берегу острова Бичи (Beechey) были обнаружены первые следы пропавшей экспедиции. Кроме предметов с “Эребуса” и “Террора”, были найдены могилы трех соратников Франклина: Джона Торрингтона, Джона Хартнелла и Уильяма Брейна. Было очевидно, что могилы и прочие свидетельства относятся к 1846 году. Однако в районе захоронений не было найдено никаких документов свидетельствующих о дальнейших планах Франклина.

Одновременно с поисками пропавших судов со стороны Атлантического океана, были отправлены несколько экспедиций из Тихого океана, так как оставалась надежда, что Франклин пересек Северо-Западный проход и задержался где-то в Чукотском море. В район Берингова пролива было послано небольшое вспомогательное судно “Пловер” под командованием Томаса Мора (через четыре года его сменил Магуайр).

Туда же был отправлен фрегат “Геральд” (“Herald”), который до этого под командованием капитана Генри Келлетта занимался изучением тихоокеанского побережья Центральной Америки. “Геральд” и “Пловер” расположились в бухте Коцебу севернее Берингова пролива в надежде встретить там корабли Франклина. В 1849 году во время поисков у берегов Сибири капитан Келлетт открыл остров Геральд и разглядел оттуда остров Врангеля.

31 июля 1850 года к Келлетту присоединился Роберт Мак-Клур на корабле “Инвестигейтор”. Согласно инструкциям Мак-Клур должен был в районе Берингова пролива дожидаться своего начальника Коллинсона, который на корабле “Энтерпрайз” опередил своего подчиненного еще в Атлантическом океане, однако задержался в Гонконге. Нарушив условия “рандеву”, капитанам теперь приходилось решать вопрос о дальнейшем плавании самостоятельно.

Мак-Клур, вопреки мнению Келлета, двинулся на восток вдоль побережья Северной Америки, уже нанесенного на карту русскими путешественниками и самим Джоном Франклиным. “Инвестигейтор” прошел в море Бофорта и достиг неизвестного острова, названного Землей Принца Альберта (сейчас его называют островом Виктории). Следовавший за Мак-Клуром Коллинсон тщательно обследовал Землю Принца Альберта (остров Виктория), однако найти “Инвестигейтор” так и не смог. Экипаж “Энтерпрайза”, сделав важные открытия, покинул полярные воды в августе 1854 года.

В это время Мак-Клур, воспользовавшись благоприятной обстановкой, повел свой корабль на северо-восток. Ему удалось войти в пролив Принца Уэльского (между Землей Принца Альберта и островом Банкс), в глубине которого судно в октябре 1850 года вмерзло в лед. Дальше экспедиция продвигалась на санях. Весной 1851 года Мак-Клур по льду вышел к проливу Мелвилла, где обнаружил уже известный благодаря исследованиям Парри полуостров Дандас. Таким образом маршруты разных экспедиций пересеклись, подтвердив существование Северо-Западного прохода.

Цель, стоявшая перед экспедицией Франклина, была достигнута – проход на запад был нанесен на карту. Только самого пропавшего капитана найти не удалось. Вторая партия из экспедиции Мак-Клура под командованием Хасуэлла, двигаясь на юг, встретила эскимосов, которые не только Франклина, но и вообще европейцев в глаза не видели. Летом 1851 года Мак-Клуру удалось вызволить “Инвестигейтор” из ледового плена и немного продвинуться в сторону пролива Мелвилла, где он столкнулся с тяжелыми льдами и вынужден был повернуть назад.

Оставалась надежда найти еще какой-нибудь путь на восток. Обойдя остров Банкс с запада, Мак-Клур нашел широкий пролив Банкс (теперь его называют проливом Мак-Клура). Однако это открытие не принесло облегчения. Заветный пролив оказался забитым льдом. “Инвестигейтор” снова оказался в ледовых тисках и вынужден был остановиться в бухте Мерси на северном берегу острова Банкс. На всякий случай Мак-Клур совершил вылазку в сторону острова Мелвилла, где была оставлена записка о месте зимовки. Эта предусмотрительность впоследствии и спасла экспедицию. Помощь пришла именно с востока, где по-прежнему искали Франклина.

Продолжение следует…

Добавить комментарий