Могильщик Гетманщины Иван Мазепа. Часть первая.

Судьба гетмана Ивана Мазепы является, без сомнения, одним из наиболее спорных и политизированных моментов украинской истории. Для кого-то опальный гетман навсегда останется проклятым иудой, тогда как для других он – герой, пример для подражания и отец украинской государственности. Правда при этом обычно забывают, что как раз при Мазепе и во многом по причине его перехода на сторону Карла XII во время Северной войны всякие намёки на эту самую государственность были уничтожены на корню. Именно Мазепой заканчивается легендарная и героическая эпоха Гетманщины, которую начал великий Богдан Хмельницкий. А ведь Хмельницкий сейчас не удостаивается и десятой доли почестей, которые как из рога изобилия сыпятся на Мазепу. И вот уж действительно парадокс истории; как мы убедимся ниже, сам Мазепа вряд ли ожидал при жизни такого почитания в глазах потомков, в отличии от Богдана Хмельницкого, который действительно имел право на него рассчитывать.

Чтобы понять и оценить феномен Мазепы необходимо вспомнить историю его жизни в контексте истории всей Гетьманщины.

Иван Мазепа родился 20 марта 1639 г. в семье украинского шляхтича. Сначала он учился в Киево-могилянской коллегии, затем продолжил грызть гранит науки в Европе и в итоге получил блестящее образование. Он свободно владел русским, польским, татарским, латынью (по замечанию современника – мог соперничать в ней с иезуитами). Знал итальянский и немецкий, по некоторым данным – и французский. Мазепа имел прекрасную личную библиотеку с огромным количеством латинских изданий, его любимой книгой был “Князь” Н. Макиавелли, дома у него имелись коллекции оружия и картин. Короче говоря, Мазепа был настоящим шляхтичем, “белой костью” и это очень сильно влияло на отношение к нему со стороны простых казаков. Многие историки обвиняют Мазепу в пропольских симпатиях, основываясь на его положении и образовании. Но на самом деле это мало что значит. Можно вспомнить, например,  о том, что польское образование имел и Богдан Хмельницкий, который одно время был в дружественных отношениях с Владиславом IV. Не стоит все же путать ориентацию на западную культуру с реальным пропольским политическим курсом.

В 1663 г. Мазепа был прислан к гетману Правобережной Украины Павлу Тетере (1663 – 1665 гг.). Затем он служил гетману Петру Дорошенко (1665 – 1674 гг.). В 1674 г. Мазепа возглавил посольство в Крым. В качестве дара крымскому хану Дорошенко отправил в том числе и 15 невольников. Но в Крыму “посольство” нарвалось на отряд легендарного кошевого атамана Ивана Сирко. Сопровождавшие Мазепу татары были перебиты, а сам будущий гетман приговорён к смерти, потому что не было в глазах казаков греха страшнее, чем продажа своих соотечественников бусурманам. Каким образом удалось спастись Мазепе – неизвестно. По некоторым источникам, его красноречие тронуло самого Сирко, который вместо того, чтобы посадить предателя на кол, отправил его гетману Левобережной Украины Самойловичу. Там он обучал гетманских детей и ездил послом в Москву, после чего получил чин генерального есаула.

Вскоре Самойлович стал жертвой доноса и был сослан в Сибирь. Многие историки считают, что к доносу приложил руку сам Мазепа, но доподлинно это неизвестно, хотя и весьма вероятно. Дальше начинаются очень интересные события. 25 июля 1687 года на Каламакской раде Мазепу избирают гетманом, в обход намного более вероятных кандидатов, во главе с генеральным писарем Кочубеем. И это несмотря на то, что Мазепа был явным чужаком на Левобережной Украине, его не поддерживали ни старшина, ни рядовые казаки. Зато в рукаве у новоявленного гетмана прятался козырь, который перевешивал все его недостатки. Этим козырем был “серый кардинал” России – князь Василий Васильевич Голицын. Бытует мнение, что Голицын получил от Мазепы взятку, но это маловероятно. Сложно представить сумму, на которую мог польстится всесильный фаворит царевны Софьи. Скорее сыграл свою роль тот факт, что Голицын видел в Мазепе “родственную” душу, ведь оба они были страстными поклонниками Запада и исключительно образованными людьми для своей эпохи. Но ещё важнее то, что опытный дипломат Голицын должен был понимать, что у Мазепы нет другого пути, кроме как сохранять безупречную верность своему покровителю. Ведь на Украине ему просто не на кого было опереться.

Вместе с гетманской булавой Мазепа получил и новый русско-украинский договор, содержащий намного более жёсткие условия, чем ранее. Кроме полного запрета самостоятельной международной политики, запрещения перехода крестьян в казаки, легализации доносов на гетмана, запрета гетману переменять старшину, на Левобережье вводился стрелецкий полк. По сути это были первые шаги по ликвидации автономии Гетманщины. Правда современные украинские “ура-патриоты” почему то очень не любят вспоминать об этом факте.

Гетманство Мазепы начиналось весьма успешно – с удачного налёта на Очаков. Но затем следуют грандиозный по масштабам (около 100 тыс. регулярной армии и 50 тыс. казаков) и неудачный поход на Крым. Мазепа летом 1689 года едет в Москву для доклада, где становится свидетелем дворцового переворота. Царевна Софья заточена в монастырь, Голицын сослан, к власти приходят Нарышкины и молодой царь Пётр. Ни у кого не вызывало сомнений, что следом за своим покровителем осваивать сибирские просторы отправится и выскочка гетман. Но Пётр, руководствуясь только ему ведомыми соображениями, оставляет Мазепе гетманскую булаву. Многие историки, следуя за Костомаровым, приписывают это обаянию и харизме Мазепы, которому “удалось очаровать молодого Петра”. Такая точка зрения представляется, как минимум, спорной. Царь не барышня, чтобы его очаровывать. А уж тем более царь Пётр, который и в молодости отличался весьма крутым нравом. Скорее всего тут сыграли свою роль другие факторы. Новоиспечённым правителям России нужна была стабильность на Украине, а Мазепа уже доказал, что умеет её обеспечить. Кроме того, царь Пётр наверняка понимал то, что прекрасно видел Голицын, назначая Мазепу гетманом. Мазепа никогда не станет своим для Украины. Он чужой для простых казаков, которые видели в нём шляхтича и ляха. Его не любит старшина за то, что он многим перешёл дорогу. А значит Мазепа вынужденно всегда будет своим для Москвы. Что он и продемонстрировал двадцатью годами безупречной службы царю Петру. Годами наполненными войнами, походами, трагическими поражениями и громкими победами. И если бы события Северной войны пошли чуть по другому, то фигура гетмана Мазепы наверняка заняла бы видное место среди верных сподвижников царя Петра.

Продолжение следует

Written by gavrilaf

Добавить комментарий