ОУН в годы войны. Часть 2.

Первая часть: http://www.frontier.net.ua/2009/10/oun-v-gody-vojny-chast-1/.

Мечты…

Стратегической целью ОУН по-прежнему являлось создание независимого государства Украина. Пусть даже и под германской протекцией. Созданные немцами ОУНовские батальоны со временем должны были послужить основой  для формирования украинской армии.  Традиционно завышая собственные силы и недооценивая противника, националисты рассчитывали на массовые антисоветские восстания на всей территории УССР. В партии считали, что ОУН удастся возглавить массовые народные движения, тем самым, предъявив Германии неопровержимый аргумент необходимости создания украинского государства. То насколько в партии оторвались от реальности, хорошо иллюстрирует Инструкция ОУН на случай войны, изданная в мае 1941 года. В ней, в том числе описывается, как правильно брать в плен красноармейцев целыми дивизиями, как лучше организовать власть в областях и как стоит приветствовать немцев в уже освобождённых Украинской армией районах, представителей каких национальностей и профессий стоит ликвидировать в первую очередь.

С началом войны ОУН Бандеры развернула активную деятельность, в первую очередь  агитационную. В десятках листовок партия призывала советских граждан к восстанию и неповиновению. Глава ОУН на украинских землях Климов (псевдоним «Легенда» в 1941 году ему исполнилось 26 лет), подписывал уж вовсе анекдотичные приказы и инструкции. Так, например, в одной из них он приказывал (!!!) всем украинским лётчикам и танкистам Красной Армии переходить вместе с материальной частью в распоряжение «Центру українських повітряних військ та Центру української панцирної зброї». Естественно, что эти центры существовали лишь в голове самого Климова. Впрочем, вереницы украинских танкистов перебегающих в распоряжение ОУН не были вершиной националистических фантазий. В тех же листовках заявлялось, что пока нацистская армия сражается с большевистскими оккупантами, будет создана армия украинская, которая вместе с немцами добьет большевистскую гадину и приступит к переделу мира. Апогей политической деятельности бандеровцев настал 30 июня 1941 года. В этот день немцы оккупировали Львов, а уже вечером в торжественной обстановке делегация ОУН во главе с Ярославом Стецько провозгласила Акт восстановления Украинской державы. Сам Стецько был назначен премьер-министром Украины, а Степан Бандера кем-то наподобие верховного вождя украинского народа.  Кроме того, в Акте  декларировалась преданность украинского государства делу построения Нового Мирового Порядка в союзе с нацистской Германией и под предводительством великого фюрера Адольфа Гитлера.

… и реальность

Весь пафос предвоенных планов ОУН вылился в 3-4 тысячи добровольцев, желающих сражаться в рядах будущей националистической армии и редкие антисоветские выступления, быстро подавлявшиеся советскими войсками. Партии не удалось существенно превзойти результаты времён немецко-польской войны. В ОУН понимали, что без серьёзной немецкой помощи создать украинскую армию невозможно. В Рейхсминистерство по делам восточных территорий посыпались просьбы о содействии.

Однако немцы на тот момент уже успели пересмотреть свои планы как относительно ОУН, так и Украины в целом. В нацистских рядах царило «головокружение от успехов». Дела на Восточном фронте шли настолько хорошо, что уже в первой половине июля нацисты были уверены, что кампания против СССР практически выиграна. «Победители» уже не видели необходимости в содействии со стороны ОУН, чья незначительная помощь  была несоизмерима с количеством предъявляемых претензий и требований.  Видя организаторскую слабость партии, склонность к междоусобицам, неспособность к реальной оценке ситуации, немцы просто не могли доверить националистам управленческие функции без риска вызвать хаос на оккупированных территориях. Кроме того, нацистам очень не понравилась инициатива с Актом независимости, грубо нарушившая предвоенные договорённости между ОУН и Германией. Руководство ОУН было взято под почётный арест, а организации в целом было заявлено, что в её услугах немцы больше не нуждаются.

Стратегические раздумья

То, что нацисты указали ОУН пальцем на дверь, повергло руководство партии в состояние шока. От просьб о создании армии быстро перешли к просьбам о создании украинской полиции. Немцы предпочли, чтобы националисты вступали в немецкую полицию как частные лица, а централизованный контроль над карательными органами остался в руках оккупационной администрации. В конце концов, просьбы ОУНовцев сжались до попыток создания областной львовской администрации, в чём им также было отказано.

Если поначалу немцы просто игнорировали ОУН, то, в конце концов, принялись просто разгонять. При малейшем проявлении недовольства любого члена ОУН могли арестовать, невзирая на его былой союзнический статус. Рядовые оуновцы, которых немцы вполне произвольно могли либо наказать, либо обласкать, никак не могли понять, в чём же состоит политика партии ОУН. И есть ли какой-либо официальный статус у организации на оккупированной территории. Но в то время ни политики, ни статуса у ОУН уже не было.

В конце сентября – начале октября прошла Первая конференция ОУН, на которой оставшееся на свободе руководство партии попыталось выработать новую линию поведения партии в условиях немецкой оккупации. Несмотря на то, что среди рядовых членов организации уже раздавались требования немедленной конфронтации с нацистами, никаких антинемецких постановлений на конференции принято не было. Фактически руководство партии решило занять ту нишу, которую им ещё предлагали вчерашние союзники – разведка, персональное участие в карательных формированиях и местных администрациях. Не сумев выработать конкретной программы действий, делегаты фактически ограничились лозунгами о необходимости подготовки всеукраинской революции.

В апреле 1942  партия вновь попыталась создать адекватную времени линию поведения. К тому времени жестокий оккупационный режим (установленный не без помощи служивших в немецкой полиции членов ОУН) спровоцировал рост партизанской борьбы, в том числе на Западной Украине. Однако ОУН всякую партизанскую деятельность, направленную против немцев, рассматривала как прямую помощь СССР. Который считался главным препятствием на пути создания независимой Украины. Исходя из этой логики, всякий выступающий с оружием в руках против немцев, является одновременно и врагом независимой Украины. Именно по этой причине весь 1942 год бандеровцы посвятили борьбе с партизанскими выступлениями, как с помощью  агитации, так и с помощью оружия. Многие члены партии, в том числе члены Центрального Провида ОУН такие как Роман Шухевич, Иван Гриньох, Василий Сидор и другие, лично принимали участие в антипартизанских акциях в составе немецких карательных частей.

Перейти от пассивной выжидательной позиции к активным действиям лидеры ОУН решились только к началу 1943 года. К этому времени немцам, потерпевшим ряд крупных поражений на всех фронтах, уже существенно не хватало сил для контроля над оккупированными территориями. На Западной Украине активизируются всевозможные партизанские движения.  К весне на Волыни и Полесье уже действовали всевозможные повстанческие соединения – мельниковцы, бульбовцы, польская Армия Крайова и другие. Кроме того, с белорусской территории начали выдвижение крупные партизанские соединения Ковпака и Фёдорова.  Среди руководства бандеровской партии бытовало мнение, что даже если немцам не устоять самостоятельно против СССР, то им непременно удастся заключить договор с Англией и США о совместных действиях против Красной Армии. Поэтому пока немцы уже ослабели, а помощь союзников ещё не поспела, то на территории Западной Украины создаётся некий вакуум силы. У ОУН появляется шанс взять под контроль как можно больше областей в немецком тылу, чтобы перед обновлённой антисоветской коалицией предстать заметной вооруженной силой, с которой следует считаться. Такой силой должна была стать создаваемая бандеровцами УПА.

В течение весны и лета 1943 года УПА ведёт борьбу с  советскими партизанами, а также с формированиями мельниковцев и Бульбы-Боровца, которые пытается подчинить своему влиянию. Усилия УПА также концентрируются на борьбе с польскими поселенцами, как мирными, так и с воюющими в рядах Армии Крайовой. Между поляками и украинцами на Волыни начинается война на уничтожение. При этом никакой системной борьбы  против нацистов по-прежнему не ведётся. Самовольные выступления отдельных отрядов преследуются вплоть до казней командиров, особенно из числа бывших офицеров Красной Армии. Более того, на территории Галичины летом 43-го года ОУН совместно с немцами формирует Украинскую Национальную Самооборону (будущую УПА «Запад»). Задачей самообороны стало противодействие рейдам советских партизан. В течение весны-лета 1944 года Вермахт и его союзники передали отрядам УПА сотни тонн военных грузов – оружие, боеприпасы, средства связи, обмундирование.  В октябре 1944 года в Берлине немцами была открыта специальная школа «Вольных казаков», которая готовила для отрядов УПА агентов- пропагандистов, разведчиков, диверсантов, радистов, медсестёр.

Не смотря на то, что ожидаемый англо-американско-немецкий союз так и не состоялся, сотрудничество ОУН с погибающим Рейхом продолжалось до конца войны.

В 1939 году националисты вступили во Вторую мировую войну на стороне Рейха и в 1945, на той же стороне её и закончили. У ОУН было своё представление о будущем Украины , которое в условиях международной обстановки тех лет и политико-исторических традиций самого украинского национализма, возможно было реализовать лишь в союзе с Германией.  И шанс на такую реализацию был. Однако организационно партия была слишком слаба, популярность её за пределами Галичины слишком низкой. Немцы не доверяли украинским националистам настолько, чтобы отдать в управление целое государство. Немцы сами пошли на разрыв с националистами, и лишь ослабев в борьбе с Красной Армией, были вынуждены вновь вернуться к сотрудничеству.

Written by tvorimir.

1 комментарий к “ОУН в годы войны. Часть 2.

Добавить комментарий